Информационно-Аналитический портал
  • Новости
  • Аналитика
  • Прогнозы
  • Курсы валют

header image

Продукты

В сети

Партнеры:

Уральское инвестиционно-коммерческое бюро

Кто в действительности контролирует украинский рынок конфиската

Банки — продают имущества на миллиарды. Учетом и контролем продажи не занимается никто — в ходе торгов цена изъятого снижается в 2-10 раз, позволяя неплохо заработать всем участникам.

Отыскать киевский филиал компании «Нива-В.Ш.» нелегко. Фирма, занимающаяся организацией аукционов по конфискату, расположилась на улице Баренбойма возле Дарницкого моста, на территории мостостроительного отряда №2, отгороженной от остального мира шлагбаумом. В конце улицы, за которой только Днепр, находится отремонтированное трехэтажное здание. В нем и поселилась компания, куда приходят желающие приобрести конфискованное или арестованное имущество. Зарегистрироваться на торги в качестве наблюдателя в «Нива-В.Ш.» стоит 75 грн. В остальных компаниях, реализующих конфискат, стоимость колеблется от 1 тыс. до 5 тыс. грн. «Чтобы не было посторонних», — сказали в компании «СП Юстиция», установившей максимальную цену за наблюдение.

Жизнь в офисе «Нива-В.Ш.» кипит только на третьем этаже. «Вы на аукцион по конфискату? Ой… — сотрудница «Нива-В.Ш.» выглядит искренне расстроенной. — Вряд ли что-то получится… Обычно это барахло никто не покупает». На вопрос, куда же потом деваются непроданные вещи, девушка неуверенно ответила: «Что-то уничтожают, что-то передают бесплатно в детдома».

Переборчивость, похоже, среди продавцов и покупателей конфиската — почти норма. Диалог произошел во время регистрации на аукцион по продаже партии конфискованной у гражданина Нигерии одежды брендов Diesel, Dolce & Gabbana, Ermenegildo Zegna, Emporio Armani со стартовой ценой лота 28,8 тыс. грн. Торги должны были пройти несколько дней спустя. Но для участия в аукционе никто не зарегистрировался, и он не состоялся. Во всяком случае, так сообщили в компании.

Теоретически продавать конфискат может любая компания, выиграв тендер, который ежегодно проводит Государственная исполнительная служба в Украине (ГИС). Сейчас реализацией изъятого занимаются четыре специализированные организации. Требования к ним серьезные, и, как утверждает Ирина Шковыра, директор департамента организационного и нормативно-методического обеспечения ГИС, есть совсем немного организаций, соответствующих им. К примеру, обязательно наличие складов как минимум в 14 областях Украины и стоянок для машин (торгующие организации должны бесплатно брать на хранение все ликвидное и неликвидное имущество. — Ред.), комиссионных магазинов, помещений для проведения аукционов. Однако эти требования на деле весьма условны. «Нередко торговцы арестованным имуществом вырастают из фирм-пустышек. Меняются лишь названия фирм, но не люди, стоящие за ними», — рассказывает экс-директор одного из торговцев.

В 2012-м право продавать конфискованное имущество получили «Нива- В.Ш.», «СП Юстиция», «Укрспецторг Групп» и «Элит Сервис». В теории купить конфискованные товары могут все желающие. Процедура проста: достаточно зайти на сайт системы торговли арестованным и конфискованным имуществом, отыскать интересующий лот, оплатить гарантийный взнос и зарегистрироваться на торги в компании, которая их проводит. Интерес к конфискованным товарам проявляют оптовые и розничные торговцы ширпотребом. В интернете можно найти объявления от владельцев небольших магазинов, скупающих конфискат. Кроме того, таким товаром отчасти наполняются сети фиксированных цен — «все от … грн.». Все, что забрано

Объем конфискованного составляет сотни и сотни миллионов гривен в год — по самым приблизительным оценкам, в 2011 году суды отобрали имущества более чем на 400 млн. грн. По словам Ирины Шковыры, около 80% такого конфиската — изъятое на границе имущество. За девять месяцев прошлого года таможенный конфискат оценили в 260,7 млн. грн. В основном это продукция легкой промышленности, бытовая техника, промышленное оборудование и стройматериалы. Второй источник товаров — имущество, изъятое по уголовным делам и делам об административных правонарушениях от МВД, СБУ и прокуратуры. Например, в СБУ «Инвестгазете» сообщили, что служба за девять месяцев 2012 года арестовала имущества на 251 млн. грн., но по решению суда ценностей было изъято только на 3 млн. Ни МВД, ни Генпрокуратура аналогичные данные на запрос «Инвестгазеты» предоставить не смогли.

Учет отобранного — вообще один из самых «темных» вопросов. Его не ведет никто. В ГИС говорят, что детальный учет привел бы к существенному увеличению штата, а на конфискат в финансовом выражении приходится менее 2% дел, которыми занимается служба. Счетная палата, проводившая проверку ведомств, причастных к операциям с конфискованным и арестованным товаром с середины 2004-го по 2006 год, подсчитала, что без соответствующего контроля за этот период оказалось изъято имущества на 423,6 млн. грн. «Это создало условия для небрежного хранения, а в дальнейшем — снижения его стоимости, потерь, хищения и существенного уменьшения доходов в бюджет», — комментируют в ведомстве. (Не)прибыльный бизнес

На первый взгляд, бизнес на конфискате не слишком выгодный. В ГИС подсчитали, что за весь 2011 год конфискованного судами имущества было продано на 36,2 млн. грн.; в первом полугодии 2012-го — на 50,3 млн. грн. Учитывая, что максимальная комиссия за работу реализатора — 10%, в лучшем случае заработок компаний на конфискате составил в 2011 году всего 3,6 млн. грн.

Но конфискат — не единственный источник имущества для торгов. Объемы продаж организаторов аукционов в прошлом году составили 2,06 млрд. грн., а за девять месяцев 2012-го — 2,2 млрд. грн. Львиная доля реализованного — залоговое имущество банков. Несколько лет назад объемы таких лотов были в разы меньше — например, в 2008 году спецорганизации реализовали имущества на 150 млн. грн. Кризис и рост проблемной задолженности в банках сделали этот бизнес привлекательнее, добавив интересных лотов в виде недвижимости и автомобилей, которые считаются аукционщиками самым ликвидным товаром.

Банки, впрочем, сотрудничеством скорее недовольны — чаще всего банкиры жалуются на обесценивание выставленного на продажу. По оценке Независимой ассоциации банков Украины, по автокредитам кредиторы получают в качестве погашения в среднем около 46% рыночной стоимости залога, по ипотеке — 35%. Это, впрочем, еще неплохо. В случае с конфискатом (у которого, в отличие от машин и недвижимости, нет владельца) речь идет едва о 10%.

Чиновники жалуются, что продается лишь десятая часть конфискованного. Долго ищет своего покупателя специфическое имущество. К примеру, дорогое оборудование для конкретного предприятия. Та же проблема с сезонными товарами. «У нас на исполнении есть документы о конфискации имущества, рыночная стоимость которого в десятки раз меньше, чем начисленная сумма таможенных платежей. К примеру, автомобиль 1981 года оценен в 80 тыс. грн. Не думаю, что кто-то его купит. На складах лежат тонны лент «Выпускник-2009″. Кому они нужны? Спрос невысокий, ведь часто приходится продавать неликвид», — объясняет Ирина Шковыра. Кому — отдать, кому — продать

Руководители компаний отказываются обсуждать свою нелегкую работу и озвучивать какие-либо цифры. Но компании готовы на многое, чтобы попасть в список реализаторов конфиската. Возможностей дополнительно заработать на продажах множество. Например, среди покупателей нередко оказываются структуры, непосредственно связанные с торгующими организациями. «Совладелец одного из торговцев, к примеру, по совместительству генеральный директор фирмы, занимающейся строительством под ключ, а также продажей стройматериалов», — рассказывает предприниматель, участвовавший в аукционах. Работа в такой связке может быть очень выгодной.

«К нам попадало все что угодно — запчасти, стройматериалы, текстиль, телефоны. На такую ерунду находились торговцы с базаров. Да, был неликвид, висевший на складах по году. Но в процессе оформления документов на конфискованное имущество самое интересное «усыхало», а то и вовсе исчезало», — рассказывает экс-директор одной из торгующих организаций. Одним из каналов утечки конфиската стала бесплатная передача имущества, которое якобы не сумели продать на торгах. ГИС может отдавать неликвид бесплатно больницам, школам, детским домам. Но в зависимости от ситуации список неликвида порой расширяется, и среди него оказываются дорогостоящие вещи. На сайте системы торговли конфискованным и арестованным имуществом есть, к примеру, сообщения о передаче меховых шуб, духов и даже Bentley 2007 года выпуска. Всего, по официальным данным, в 2011 году исполнительная служба бесплатно передала имущество стоимостью 12,9 млн. грн. Данных по 2012-му пока нет.

Однако даже если товар и оказывается на аукционе, продавцы, заинтересованные в продаже нужным людям, могут сделать все, чтобы отсечь покупателей со стороны. В августе 2012 года Хозяйственный суд Харьковской области признал недействительным аукцион «Укрспецторг Групп» по продаже автомобиля Citroen Berlingo. Один из потенциальных покупателей, оплативший гарантийный взнос в размере 4,6 тыс. грн., не смог зарегистрироваться для участия в торгах в последний день подачи заявок. Именно в этот день все сотрудники «Укрспецторг Групп» оказались вне офиса.

В арсенале торговцев немало схем проведения контролируемых аукционов. К примеру, на аукцион по продаже недвижимости компания регистрирует двух «своих» участников. Один из них называет минимальную цену на объект, а второй, при содействии лицитатора (ведущего аукциона. — Ред.), наоборот — намного превышающую рыночную стоимость недвижимости. Торги прекращаются. Но победитель впоследствии отказывается от подписания протокола аукциона или не вносит средства за приобретенное имущество. Это дает право лицитатору предложить первому участнику стать победителем торгов и купить объект фактически по минимальной цене. Возможна и небольшая вариация схемы, которую используют при продаже движимого имущества. Как только разочарованные участники несостоявшихся торгов расходятся, аукцион возобновляют. Но, естественно, уже только между своими покупателями.

«Всему этому способствует утвержденный Минюстом порядок проведения аукционов, при котором протокол торгов подписывают только победитель и лицитатор. Остальные участники аукциона, в т.ч. кредитор или должник, никак не могут повлиять на его составление. При этом у нас мало возможностей для сбора доказательств. В частности, во время торгов запрещена аудио- и видеосъемка», — рассказывает директор департамента правового обеспечения Эрсте Банка Александр Ярецкий. Виноватых нет

Этот бизнес постоянно сопровождают скандалы. В 2010 году директора николаевского представительства предприятия «Укррезерв», получившего право продавать арестованное имущество два года назад, задержали во время получения взятки. Директору компании предлагали 19 тыс. грн. за содействие во время торгов. В 2009-м СБУ обвинила в коррупции генерального директора фирмы «Мультисервис», которая несколько лет подряд продавала арестованное имущество. Руководитель компании незаконно присвоил имущества на 5,5 млн. грн. «Вся система принудительной продажи имущества настроена на возможность злоупотреблений и коррупции, причем на любом этапе», — утверждает Александр Ярецкий.

«Без поддержки Минюста сделать то, что делают торгующие организации, было бы невозможно», — говорит предприниматель, не пожелавший назвать свое имя. Впрочем, в самом Министерстве юстиции всячески открещиваются от системы реализации арестованного имущества и перенаправляют в ГИС. Там же говорят, что контроль над торгами уже не в компетенции исполнительной службы. «Я — государственный служащий, а торгующая организация — отдельное юридическое лицо. Я не могу влиять на то, что делает торговец. Тем более что мы не присутствуем на аукционах», — говорит Ирина Шковыра.

Минюст действительно напрямую не связан с системой реализации имущества, перешедшего в собственность государства. Но именно он определяет политику в данной области. К примеру, в начале этого года министр юстиции Александр Лавринович заявил, что с 2014-го конфискованное имущество будут реализовывать только на электронных торгах в режиме онлайн… за исключением малоценных вещей, которые будут сдавать в комиссионную торговлю. Не исключено, что, несмотря на благие намерения, последняя норма сведет на нет правительственную инициативу сделать многомиллионный рынок конфиската прозрачным. Как это уже не раз случалось в прошлом.

По материалам:delo